Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

06.06.2018 18:09 Версия для печати

Успеем ли обменять паспорта до 30 июня?

Актуально

МВД Узбекистана предупреждает всех нас: 30 июня 2018 года – последний день действия прежних паспортов, образца 1995 года. До этого дня оставшаяся часть граждан должна обменять свои паспорта на биометрические, образца 2011 года. Однако есть опасения, что опять не все успеют уложиться в заданные сроки. В чем причины? И что возможно в такой ситуации предпринять? На эту тему размышляет журналист.

В Ташкенте, например, для выполнения этой задачи все районные отделы миграции и оформления гражданства весь июнь будут работать с восьми утра до двадцати вечера, включая и воскресные дни. Но поможет ли ударный труд завершить обмен паспортов в срок?

Много нехороших привычек у наших граждан. Одна из них – всё откладывать на потом. Если кто помнит, изначально намечалось, что обмен на биометрические паспорта завершится в 2015 году. Но когда в конце 2015 года образовались огромные очереди за обменом паспорта, МВД пошло навстречу и продлило срок обмена до середины 2018 года. Это решение во многом облегчило ситуацию, и очереди вмиг исчезли. В прошлом году были дни, я сам был свидетелем, когда в послеобеденное время в пунктах сбора информации не было ни одной души, пришедшей за обменом паспорта. 

А теперь буквально несколько штрихов, связанных с нашими личными документами. Несколько лет тому назад в соседней махалле хоронили бабушку, которой было далеко за девяносто. Скорая, константировав кончину, отправила в поликлинику за справкой, а потом в ЗАГС за свидетельством о смерти. В поликлинику, найдя её амбулаторную карту, попросили предъвить паспорт, чтобы правильно выписать её данные в выписываемые справки. Внук вернулся домой, все вместе долго искали сей документ, и в конце-концов где-то в сундуке нашли старый советский паспорт образца 1974 года, выписанный в паспортном столе одного из райотделов милиции г.Ташкента аж в 1979 году, когда покойной, между прочим, всю жизнь проработавшей медсестрой в одной из городских больниц, оформляли пенсию. 

В поликлинике удивлению персонала не было конца. Главврач, которая лично знала усопшую, проконсультировавшись с райздравом, горздравом, скрепя сердцем, наконец-то выписала справку о смерти установленного образца. 

Внук бежит в ЗАГС. Здесь тоже недоумение, растерянность сотрудников. Как же выписать свидетельство о смерти, справки, одну на кладбище, другую в отделение Пенсионного фонда для получения пособий на похороны, по недействительному паспорту? К тому же бланки этих документов строгой отчетности, а вышестоящие компетентные органы часто проверяют ЗАГСы на предмет их правильного расходования. 

Снова последовали телефонные звонки, консультации с городским управлением юстиции, районным УВД, а может быть, ещё выше. В итоге представители административных органов, ЗАГСа и здравоохранения составили и подписали совместный Акт, и на основании него выдали свидетельство о смерти и другие справки, изъяв при этом недействительный советский красный паспорт. 

А ведь она была не одинокой. С ней жила семья старшего сына, её постоянно навещали другие дети, многочисленные внуки-правнуки, все уважаемые члены общества. Все были заняты собой. А ведь она и пенсию получала. Неужели ни разу не ходила в собес? Да и недавнее добровольное перечисление пятьдесяти процентов пенсии на пластик, видимо тоже её как-то минуло, поскольку банки при оформлении этой процедуры всегда спрашивали паспорт, снимали ксерокопию с него. 

Другой случай, произошедший буквально в мае этого года в одном из отдаленных горных кишлаков Кашкадарьинской области. Заночевали мы у нашего давнего друга Обидхона, закончившего в свое время Самаркандский сельхозинститут. Кандидат сельхознаук, свыше сорока лет проработал в знаменитом институте каракулеводства, а после выхода на пенсию вернулся в отчий дом. Во главе дастархана восседал его отец Шукур-бобо, глава этого семейства. Как водится в таких случаях, были произнесены молитвы, первым делом за упокой души супруги Хамрогул, покинувшей этот мир в прошлом году, других ушедших, а также за наше здравие. 

Последовал разговор о жизни. Вся жизнь в этом кишлаке. Пас овец, коз, был и охотником, когда потребкооперация расцветала. На войне не был по состоянию здоровья. Хромает на левую ногу. Последствие трамвы на горных дорогах в детские годы. Слово за слово, мы поинтересовались его возрастом, услышали в ответ, что старцу сто лет. 

-Так уже было сто лет, или будет сто лет? 

Тут Обидхон пошел в другую комнату, вернулся с паспортом. Я уж боялся увидеть прежный серпастый, молоткастый. Но нет, наш современный зеленый паспорт, правда, образца 1995 года, с очень хорошо сохранившейся обложкой. Было видно, что им мало пользовались, редко брали в руки. 

Взглянули в паспорт. По паспорту Шукур-бобо родился в августе 1919 года. Значит, только в следующем году ему будет сто лет. 
Как бывает в таких случаях, я сказал, глядя на Обидхона, что паспорт надо менять. Начиная с июля этого года эти паспорта будут недействительными. К тому же у нас в стране установилась очень хорошая традиция: кто перешагнул столетний возраст, тот награждается медалью «Шухрат». А если не поменяете, могут быть проблемы.

Обидхон молчит, только кивает головой, а Шукур-бобо, человек не без юмора, говорит: “Туда меня пустят и без паспорта”. Только я по-правде говоря, не понял, что имел ввиду Шукур-бобо: то ли на кладбище, то ли за медалью в следующем году? Уточнять было неудобно. Хотя было видно, что мои слова даже о предстоящем награждении медалью никак не мотивировали их заняться обменом паспорта аксакала.

А ведь в нашей стране давно приняты и действуют законодательные и нормативные акты, регламентирующие порядок, при котором у каждого, вне зависимости от возраста, пола, национальности, с момента рождения до кончины должен быть удостоворяющий его личность действительный документ. 

Таким образом, меньше месяца остается до завершения кампании по обмену паспортов на биометрические образца 2011 года. Успеют ли подразделения управления миграции и оформления гражданства уложиться в этот срок? По моим чисто субъективным ощущениям, нет, не успеют.

Вот совсем недавно на нашем сайте была опубликована информация http://uza.uz/oz/society/40-yeshida-pasport-beriladigan-b-ldi-02-06-2018?sphrase_id=4413698 из Андижанской области о том, что сорокалетний мужчина впервые в своей жизни был документирован паспортом гражданина Узбекистана. 

В другом материале из Республики Каракалпакстан, опубликованном тоже недавно на нашем сайте утверждается, что из одного миллиона 254 тысяч граждан республики, до сих пор 138 тысяч человек ещё не обменяли свои паспорта. А это более десяти процентов. В других регионах положение не лучше, а может быть, в тех же горных местностях, ещё хуже.

Немного лучше положение может быть, в Ташкенте и столичной области, где больше мобильного городского населения и где контроль за этой сферой поставлен лучше. Также мы не должны забывать наших граждан, проживающих за рубежом, и студентов, обучаюящихся в тамошних вузах. Многие из них постоянно прописаны в Узбекистане. Значит, они не могут быть там на консульском учете на постоянной основе, и не вправе просить консульства страны пребывания обменять им паспорта на биометрические. Хотя с лета 2016 года из республики за границу можно выезжать только по биометрическим паспортам. Но как говорят знатоки этой сферы, и сейчас есть случаи, когда в зарубежных странах ещё живут лица, у которых на руках всё ещё имеется паспорт образца 1995 года. 

Ко всему прочему, к ним ещё может добавиться ещё одна прослойка наших соотечественников, которых, в общей сложности лет десять, а может быть больше, начиная с 1995 года, документировали паспортами гражданина Республики Узбекистана. А потом, начиная с начала нулевых годов под разными предлогами стали у них отбирать ранее выданные паспорта, переведя некоторых из них, по их согласию, в категорию «лиц без гражданства». Но среди них нашлись бывшие обладатели узбекских паспортов, которые не согласились с таким решением компетентных органов о лишении их гражданства Узбекистана. Они сейчас постоянно пишут заявления и жалобы во всевозможные инстанции, отстаивая свои, на их взгляд, нарушенные права и интересы. Что с ними будет? Они в какую категорию войдут, в «неграждане»? А таких быть не должно. В каждой стране имеются граждане, иностранные граждане, лица без гражданства. «Неграждан» нет, и их не должно быть. 

Видимо, в соответствующих органах есть определенная статистика по этим вопросам. Но с нами, журналистами, они этой информацией не делятся, несмотря на большую открытость МВД в последнее время. Сколько у нас населения старше 16 лет, которых надо документировать паспортом, мы допустим, чисто эмпирически, знаем. А вот сколько граждан паспорта получили, а скольким это предстоит сделать? И есть ли возможность в оставшееся меньше месяца время остальным гражданам обменять личные документы? И сколько «неграждан» образовалось в конечном итоге?

По моим предположениям, за оставшийся менее чем месяц не всем гражданам удастся обменять свои паспорта, даже если отделы миграции и оформления гражданства будут работать круглые сутки. И что тогда? Тогда, в соответствии с нашим законами, в частности, кодексу «Об административной ответственности», эти граждане, за проживание по недействительным паспортам должны быть наказаны в административном порядке, подвергнуты денежным штрафам. А это им надо? В законе «Об органах внутренних дел» что сказано? 

Статья вторая упомянутого закона гласит: «Основными задачами органов внутренних дел являются защита прав, свобод и законных интересов граждан,…а также предупреждение и профилактика правонарушений». Именно предупреждение и профилактика правонарушений, а не наказание.

Я никак не пойму? Как же так получилось, что имея такой мощный ресурс, технические и организационные возможности, страна за семь с половиной лет не смогла обменять полностью своим гражданам их паспорта? И почему снова аврал в паспортных столах?
С основной причины я и начал эти заметки. Всё на потом откладывать. Второе то, что и мы, журналисты виноваты в том, что очень редко, время от времени, поднимаем в своих публикациях тему бережливого отношения к своим личным документам, в частности, обмену паспортов. Граждане шли на обмен паспорта только тогда, когда в этом возникала крайняя нужда, когда нужно было куда-нибудь выезжать, когда нотариус требовал, или в поликлинике не выписывали направление на госпитализацию без предъявления действительного паспорта.

Раз так, компетентные органы должны принять решение о продлении срока обмена паспорта ещё на полгода. Ведь с января 2019 года начнется ещё одна эпопея с нашими паспортами – выдача новых биометрических паспортов для выезда за границу. Это произойдёт не в один момент, а постепенно, по мере истечения срока действия стикеров разрешительной записи, выданных сроком на два года. Есть также информация, что с ноября будут выдаваться ID карты, которые станут нашими личными документами для внутреннего пользования.

Возникает вопрос: коли так, то зачем сейчас гонять всех оставшихся людей менять паспорта, если выезжающие за границу должны в любом случае получать новые биометрические паспорта, а для применения внутри страны - ID карты. Тогда я никак не пойму нынешний коллапс в отделах миграции, если сейчас выдаваемый паспорт скоро потеряет актуальность.

Ещё одно предложение, связанное с нашим паспортом. Этот документ – важная часть нашей жизни. Он свидетель наших радостных дней, порой горестей, неудач, поражений. Раз так, почему же нельзя оставить его нам на память, предварительно погасив дыроколом, или соответствующим ярким штампом на первой странице. Так делается во многих странах. И у нас это можно внедрить, без какого-либо ущерба для общественной безопасности. 

Рахимжан Султанов, журналист 

От редакции: За комментариями по сложившейся ситуации редакция обратилась к известному юристу, руководителю адвокатской фирмы «SIMAY KOM» Сергею Майорову. 

- В публикации очерчен круг проблем, связанных с обменом паспорта, который вновь стал актуальным в наши дни. Я же хочу взглянуть на этот вопрос немного шире. Получилось так, что в нашей стране правовой статус паспорта – единственного документа, подтверждающего личность гражданина старше 16 лет, определен в многочисленных правовых актах. Это кодексы, Закон «О гражданстве», Указы президента, постановления Кабинета Министров, ведомственные инструкции Министерств внутренних дел, юстиции, других ведомств. Я же считаю, что пришло время объединить все эти акты воедино, разработать единый закон о нашей национальной паспортной системе, который был бы направлен на создание механизма функционирования в нашей стране такого важного документа, как паспорт и ему сопутствующих личных документов. В этом акте как раз можно определить виды паспортов (общегражданский, дипломатический), ID карт. Здесь же можно будет прописать передачу на память гражданину использованного паспорта, их ответственность по бережливому отношению к своему личному документу. Естественно, как и в других сферах нашей жизни, принятие закона должно сопровождаться его широким обсуждением во всех слоях нашего общества.

7 860